Get Adobe Flash player

ЛЕТО 2018

22-05-2018

ЛЕТО 2018

         

Подробнее »

И ТУТ НА СЦЕНУ ВЫХОДИТ БАБУШКА

Допустим, вы решили, что будете разрешать своему ребенку что-то или, наоборот, запрещать что-то. Например, чтобы он спал с вами в кровати, ел мороженое на улице, носил очень легкую одежду, потому что вы считаете, что это будет его закалять, вы где-то читали, что закаливание – это здорово, и помните из своего детства, как на вас надевали много одежек и вы ходили, как капуста, и все было очень плохо.Вы думаете так: «Я ребенка буду одевать легко, пусть он будет свободнее себя ощущать и к тому же будет закален».

То есть у вас есть некая концепция. Это ваши дети. Как хотите, так и воспитываете.

И вы, разумеется, правы, − если конечно, вы последовательны. В ином случае вы сразу неправы, потому что треплете ребенку нервы. Но если вы последовательны и всегда ребенку говорите, что мороженое на улице есть можно, голубей можно гонять, нельзя только кошку ногой бить, а все остальное можно. И еще вы, к примеру, ребенка очень легко одеваете, потому что собираетесь отправить его потом учиться в Англию, уже копите деньги на это, а в Англии все люди легко одеваются.

И тут на сцену наконец-то выходит бабушка, ваша родная мама или свекровь, или теща, которая говорит следующее: «Мороженое на улице есть нельзя, это негигиенично, к тому же от этого у ребенка может заболеть горло. Одевать ребенка нужно тепло и по погоде, мы живем в зоне рискованного земледелия, поэтому под шапочку нужно надевать платочек. Играть в гостиной с водой не нужно, потому что это не формирует у ребенка границ. А когда он берет мисочку и заползает за диван, потому что у него там пещерка, он вообще просто пачкает диван, если посмотреть туда, то это можно увидеть. И вообще, ребенок должен быть послушным и делать то, что ему скажут».

То есть приходит бабушка, и у нее своя концепция.
И вот сейчас самый острый момент нашего с вами разговора. Если сейчас я буду невнятна, и аудитория не поймет, что я имею в виду, то ключик не откроет замочек, нельзя будет расслабиться, перестать нервничать и начать жить.

Люди, находящиеся в двух крайних точках, правы, то есть у них все нормально и они правильно воспитывают детей, каждый для своих условий. Они были правы, и все остальные на всех точках между ними − тоже правы. И вот здесь, когда остались только вы и бабушка, система продолжает работать.

Вы абсолютно правы, воспитывая своих детей так, как вы их воспитываете. Но и бабушка права. То, что она говорит, абсолютно, на 100%, правильно, это ее парадигма. Но она уже воспитала своим правильным образом своих детей, и вы догадываетесь, кто это. Это вы.

Вас уже воспитали, вам не давали есть мороженое на улице, вам надевали под шапочку платочек, вам не давали играть за диваном и учили здороваться со всеми и почтительно шаркать ножкой при виде любого человека старше вас. Все-таки ваши дети, при всей их раскрепощенности, все же иногда немножко хамоваты, тут ничего не поделаешь, они могут обратиться на «ты» к незнакомому взрослому человеку, но у любого воспитания есть издержки. А вы никогда себе этого не позволяли, потому что вас держали в ежовых рукавицах.
Ваша мама, или ваша свекровь, или ваша теща абсолютно, стопроцентно права, равно как и вы. Она своих детей воспитала, будучи абсолютно правой. А теперь вы воспитываете своих детей, и воспитываете их по-другому, и вы тоже правы. Что же делать в этой ситуации?

Четыре этапа в разговоре с бабушкой

Первое, что вы делаете, – это признаете, что ее концепция не является идиотизмом. Да, я помню, раньше в моем детстве мы все так ходили, снизу платочек, сверху меховая шапочка, но сейчас никто так не делает. Все мы так делали, все нормально, ни у кого ничего не отвалилось. И моя очень пожилая мама тоже считает, что так и нужно.

Раньше дети вообще не могли перебить взрослых, им и в голову это даже не приходило. А сейчас перебивает каждый первый. Ситуация меняется. Мы сейчас даже не обсуждаем, к лучшему или к худшему, но мир меняется, точки зрения меняются.

Итак, первое, что вы делаете, − признаете, что ваша мама, папа или еще кто-то абсолютно правы. Более того, вы делаете это вслух, а не в глубине своей души.

Да, говорите вы, мама, абсолютно правильно то, что ты говоришь, я слышу тебя, спасибо, твою концепцию относительно негигиеничности поедания мороженого на улице и опасности получения при этом ангины я услышала, твои аргументы имеют право на существование и, в общем, все логично. Спасибо тебе, мама, за твое мнение.

Далее вы благодарите ее за то, что она поделилась с вами образцом своей воспитательной логики. Эта логика для вашей мамы совершенно безупречна, потому что у нее своя концепция, она вас вырастила, у нее все получилось. Ее концепция сработала, это надо понимать. Вы выросли и получились настолько успешным экземпляром, что даже сумели размножиться, и у вас теперь есть свои живые дети. То есть ее концепция в любом случае удачна, в плане воспитания детей.

Последний этап – вы сообщаете своей маме, что это ваши дети, вы их родили и вы будете их воспитывать, более того, уже воспитываете.

Ни в коем случае не вступайте в спор, он бессмыслен, потому что вы оба правы. Как и бессмыслен спор между амазонцами и цивилизованными, и те и другие правы, живут на планете, рожают детей, растят их. Причем цивилизация сформировалась относительно недавно, а пигмеи − давно, поэтому тут всякие нюансы возникают.
Так вот, ни в коем случае не спорьте, не вступайте в дискуссию о том, столько ангелов может поместиться на кончике иглы или сколько микробов может поместиться на одну порцию мороженого, если есть грязными руками на улице.

Не спорим, а просто сообщаем, как мы в данной конкретной ситуации будем воспитывать своих детей.
Например: «Спасибо, мам, я услышала твои аргументы, ты абсолютно права, и я даже помню, как мне не давали есть мороженое на улице, приносили его домой, помещали в такую вазочку и разминали до абсолютно непотребного состояния. Я это помню. Так вот, мам, это мои дети, и я их воспитываю, и моим детям сейчас и навсегда будет разрешено есть мороженое там, где оно куплено».

Все, точка. И дальше вы разрешаете своим детям есть мороженое на улице, а также приносить еду за диван, где они играют в пещеру, в своем доме.

Екатерина Мурашова,
психолог